Великий кайзер желает познакомится нлп

весьма неожиданная, а ещё очень странная… - Вспоротый живот кубанской креолки

и островов Великого океана, но и с «подвигами» европейских соеди ненных отрядов предложения, и это в сочетании с «подозрительностью кайзера в отно .. нооть советскому читателю близко познакомиться с дипломатической французское правительство в действительности желает мира, так как. Han har supplerende uddannelser i psykoterapi og NLP. Han beskæftiger sig som selvstændig konsulent med meditation, coaching og kommunikations- og. Начнем мы этот краткий обзор по «неприемлемым» находкам с великого закрытия .. только потому, что никак не желает ложиться в прокрустово ложе догматики. Ведь в качестве журналистки она могла заводить знакомства с самыми развращенные и беспринципные, они шли на службу кайзеру.

И тем не менее они друг друга дополняют. А понимание, полученное феноменологическим путем, точно так же требует проверки частным и близким. Процесс На феноменологическом пути познания человек, находясь внутри некоего горизонта, предоставляет себя всему многообразию явлений, без разбора и оценок.

Следовательно, чтобы идти этим путем позна-Ния, нужно стать пустым — свободным и от предыдущих представлений, и от внутренних движений, будьте продиктованы чувством, волей или суждением. Внимание при этом и направлено и не направлено, и сосредоточено и пусто одновременно. Феноменологическая позиция требует напряженной готовности к действию — но без его осуществления.

Благодаря этому напряжению мы максимально способны и готовы к восприятию. Тот, кто выдерживает напряжение, через некоторое время познает, как Многое внутри этого горизонта соединяется вокруг Середины, и вдруг ему становится ясна некая взаимосвязь, может быть, некий порядок, истина или шаг, ведущий дальше Это понимание приходит словно бы извне, как подарок, и оно, как правило, ограничено.

Семейная расстановка Те возможности, которые дает феноменологический образ действий, и те требования, который он предъявляет, проще всего понять и описать на примере семейной расстановки. Ибо, во-первых, семейная расстановка сама является результатом феноменологического пути познания и, во-вторых, как только речь заходит о чем-то существенном, феноменологический образ действий удается только с позиции сдержанности и доверия к возможным с его помощью опыту и открытиям.

Клиент Что происходит, когда клиент делает расстановку своей семьи? Сначала он из числа членов группы выбирает заместителей, которые будут представлять в расстановке членов его семьи — отца, мать, братьев и сестер, а также его. Кого он выберет, никакой роли здесь не играет. Даже лучше, если он будет выбирать, не обращая внимания на внешнее сходство и не имея определенного замысла, поскольку это уже первый шаг к сдержанности и отказу от намерений и старых образов.

Кто выбирает, ориентируясь на внешние признаки, например, на возраст или отличительные черты, тот не стоит на позиции открытости по отношению к главному и невидимому.

Он офаничивает содержательность расстановки внешними соображениями, и потому расстановка для него уже может быть обречена на провал. Поэтому иногда даже лучше, если заместителей выбирает терапевт и велит клиенту делать расстановку с этими людьми. Единственный признак, на который обязательно нужно обращать внимание, это пол, так что на роли мужчин следует выбирать мужчин, а на роли женщин — женщин. Когда заместители выбраны, клиент расставляет их в пространстве по отношению друг к другу.

При этом хорошо, чтобы он брал их обеими руками за плечи и таким образом, находясь с ними в контакте, ставил на свои места. Расставляя заместителей, он остается сосредоточенным, следит за своим внутренним движением и идет за ним, пока не почувствует, что место, на которое он отвел заместителя, то. Во время расстановки он находится в контакте не только с заместителем и самим собой, но и с окружением, откуда он тоже воспринимает сигналы, позволяющие ему найти верное место для этого человека.

Точно так же он поступает с остальными заместителями, пока все не окажутся на своих местах. В этом процессе клиент как бы забывает самого себя и пробуждается из этого самозабвения, когда все расставлены по своим местам. Иногда бывает полезно, чтобы в заключение клиент обошел вокруг расставленной группы и подправил то, что, по его ощущениям, еще не полностью соответствует действительности. Затем он садится на место. Если кто-то делает расстановку не с позиции самозабвения и самоотказа, это сразу бросается в глаза — в этом случае он стремится, например, придать отдельным заместителям определенную позу в духе скульптуры; или делает расстановку слишком быстро, будто следуя заранее намеченному образу; или забывает кого-то поставить; или, не доведя расстановку до конца, говорит, что кто-то уже стоит там, где.

Расстановка, которая проводится не сосредоточенно, часто заканчивается тупиком и путаницей. Терапевт Чтобы расстановка удалась, терапевт тоже должен освободиться от своих замыслов и представлений. Отказываясь от самого себя и сосредоточенно отдавая себя расстановке, терапевт сразу видит, когда клиент стремится повлиять на расстановку заранее намеченными образами или уходом от того, что начинает проявляться.

Тогда терапевт помогает клиенту сосредоточиться и приготовиться принять происходящее. Если это оказывается невозможно, он прекращает расстановку. Заместитель От заместителей тоже требуется внутренний отказ от собственных представлений, намерений и страхов. Это означает, что, участвуя в расстановке, они внимательно следят за всеми переменами, которые происходят в их физическом состоянии и ощущениях.

Например, может усилиться сердцебиение, появиться желание смотреть в пол и внезапное ощущение собственной тяжести или легкости, чувство ярости или печали.

Имеет смысл также обращать внимание на возникающие образы и прислушиваться к внутренним звукам или напрашивающимся словам. Так, например, один американец, который как раз учил немецкий язык, во время расстановки, в которой он был заместителем отца, постоянно слышал фразу. Позже он спросил клиента, говорит ли ему что-нибудь имя Альберт. Другой заместитель, который был в расстановке сыном разбившегося в вертолетной аварии отца, постоянно слышал шум вертолетного ротора. Однажды этот сын, будучи сам пилотом вертолета, упал вместе со своим отцом, но тогда оба выжили.

Конечно, чтобы удалось нечто подобное, нужно обладать большой способностью к эмпатии и высокой степенью готовности отказаться от собственных представлений, а терапевт должен быть осторожен, чтобы заместители не выдавали за восприятие свои фантазии.

Чем меньше предварительной информации о семье будет у терапевта и заместителей, тем легче им избежать этой опасности. Вопросы Феноменологическое восприятие удается лучше всего, если клиенту задают только самые необходимые вопросы, причем непосредственно перед расстановкой.

Кто входит в состав семьи? Были ли в семьи мертворожденные или рано умершие дети, были ли в семье особые судьбы, например, инвалидность? Были ли раньше у кого-то из родителей или у кого-то из бабушек и дедушек прочные связи, то есть был ли кто-нибудь из них помолвлен, состоял в браке или других значимых длительных отношениях?

Дальнейший анамнез, как правило, затрудняет феноменологическое восприятие как терапевта, так и заместителей. Поэтому терапевт отказывается от предварительных бесед или анкет, выходящих за рамки указанных вопросов. По той же причине во время расстановки клиенты ничего не должны говорить, а заместители не должны задавать им никаких вопросов.

Так, заместитель одного отца сказал, что чувствует конфронтацию со стороны детей, поскольку их поставили прямо напротив. Но когда он прислушался к своему непосредственному внутреннему чувству, то понял, что ему хорошо. Просто он позволил внешнему образу отвлечь себя от непосредственного восприятия. Бывает, чувствуя что-то, на его взгляд, неприличное, заместитель об этом молчит, например, если он, как отец, чувствует эротическое влечение к дочери.

Или заместительница не решается сказать, что ей, как матери, лучше, когда один из ее детей хочет уйти за кем-то из членов семьи в смерть. Поэтому терапевт обращает внимание на тонкие сигналы тела, например, на улыбку или на то, что человек вдруг выпрямился, или что кто-то непроизвольно придвинулся друг к другу.

Если он сообщит об этом своем наблюдении, заместители смогут еще раз проверить свое восприятие. Такие заместители не находятся в контакте с происходящим, и терапевту нужно сразу же заменить их другими.

Библиотечный комплекс

Знаки Если терапевт сам не остается все время в состоянии сосредоточенного восприятия ситуации в целом, без намерений и страхов, то поверхностные высказывания заместителей могут увлечь его на ложный путь или завести в тупик.

Это, в свою очередь, вселяет неуверенность в других заместителей. Существует один верный признак, по которому можно определить, на правильном пути расстановка или она сбилась с. Если в наблюдающей группе нарастает беспокойство, а внимание ослабевает, то у расстановки больше нет шансов. И чем быстрее терапевт ее прекратит, тем. Прекращение расстановки позволит всем участникам заново сосредоточиться и через некоторое время можно будет начать.

Иногда указание к дальнейшему движению приходит и из наблюдающей группы. Но это должно быть только наблюдение. Догадки или толкования лишь усугубят путаницу. В этом случае терапевт должен прекратить дискуссию и вернуть группу к сосредоточенности и серьезности. Открытость Я так подробно описал этот образ действий и трудности, которые могут возникнуть, чтобы положить предел легкомысленным расстановкам.

Иначе семейная расстановка очень быстро будет дискредитирована. Некоторые терапевты, проводя семейную расстановку, действуют. Если это происходит на основе сосредоточенного внимания, она может быть очень успешной. Если же это делается из потребности отделиться или обрести свое лицо, то тогда намерения ограничивают феноменологическую открытость.

Самый верный путь обрести свое лицо — это делать новые наблюдения, проверять их результатом и делиться ими с другими. Если же размежевание происходит в большей степени из-за неких теоретических представлений или под влиянием каких-то намерений и страхов, которые не позволяют согласиться с действительностью, какой она себя являет, это ведет к потере готовности к феноменологическому восприятию со всеми вытекающими отсюда последствиями для терапевтического воздействия.

Семейная расстановка теряет свою серьезность и силу и в том случае, если она служит скорее удовлетворению любопытства. Тогда от пламени остается один только пепел. Начало Но вернемся к расстановке. Вопрос, который терапевт решает в первую очередь, заключается в том, какая семья будет расставлена — нынешняя или родительская.

Как показывает практика, начинать лучше с нынешней семьи. Позже в расстановку можно будет ввести членов родительской семьи, по-прежнему оказывающих сильное влияние на нынешнюю семью, и таким образом получить картину, в которой зримыми и ощутимыми становятся те отягчающие и благотворные влияния, которые действуют на протяжении нескольких поколений.

Родительская семья расставляется первой только в том случае, если там имеют место особенно тяжелые судьбы. Начинают расстановку с ядра семьи, то есть с отца, матери и детей. Если в семье был мертворожденный или рано умерший ребенок, его включают в расстановку позже, чтобы увидеть, как он влияет на семью, оказавшись в ее поле зрения. Образ действий Когда первый образ расставлен, клиенту и заместителям дают время предоставить себя его влиянию и дать ему подействовать.

Нередко у клиентов возникают спонтанные реакции, например, дрожь, плач, они могут опустить голову, начать тяжело дышать или заинтересованно или влюбленно на кого-то смотреть. Некоторые терапевты слишком быстро начинают расспрашивать клиентов об их состоянии и тем мешают или прерывают этот процесс.

Тот, кто начинает опрос слишком быстро, легко подменяет собственное восприятие ответами, чем вселяет в заместителей неуверенность. Сначала терапевт позволяет образу подействовать на себя. Зачастую он сразу видит, кто из расставленных лиц больше всех угнетен или находится в опасности. Если этот человек был поставлен, к примеру, в стороне от других или повернут к ним спиной, терапевт понимает, что он хочет уйти или умереть.

В этом случае ему следует, не задавая никому никаких вопросов, провести этого человека чуть дальше в направлении его взгляда и проследить за влиянием этого изменения на него и других заместителей.

Если все заместители смотрят в одном направлении, это сразу говорит терапевту о том, что перед ними должен стоять кто-то, кто был забыт или выдворен за пределы системы, например, рано умерший ребенок или погибший на войне бывший жених матери. Затем терапевт спрашивает клиента, кто бы это мог быть, и прежде чем кто-то из заместителей что-то скажет, вводит этого человека в расстановку.

Или если мать стоит в окружении своих детей так, что создается впечатление, будто они хотят помешать ей уйти, терапевт сразу задает клиенту вопрос: В этом случае, прежде чем продолжить работу с остальными заместителями, он сначала ищет решение для матери.

Таким образом, дальнейшие шаги терапевта основываются на первоначальном образе расстановки. Для следующего шага он обращается за дополнительной информацией к клиенту, не делая больше н не расспрашивая больше, чем ему нужно для этого шага. Любой ненужный шаг, любой ненужный вопрос, любой дополнительный участник, не являющийся необходимым для решения, снижает напряжение и отвлекает от важных людей и событий. Сжатые расстановки Иногда в расстановке бывает достаточно только двух заместителей, например, матери и ее больного СПИДом сына.

В этом случае терапевту даже не нужно давать указаний. Он просто предоставляет заместителей их чувствам и движениям, которые возникают из существующего между ними силового поля, но при этом они не должны ничего говорить.

Так разворачивается молчаливая драма, в которой не только проявляются чувства тех, кто в ней участвует, но также обнаруживается некое движение, показывающее, какие шаги еще возможны или уместны для обоих.

Пространство В этом выражается, наверное, самый удивительный результат феноменологической позиции и образа действий. Сосредоточенная сдержанность терапевта и участвующей группы создает пространство, в котором отношения и переплетения выходят наружу и движутся в направлении решения, которому заместители, словно бы движимые некой действующей извне могущественной силой, дают возможность обнаружиться.

Эта сила использует их и показывает всю недостаточность или ошибочность многих популярных психологических и философских гипотез. Участие Первое, что здесь обнаруживается, это очевидное существование знания через участие. Заместители ведут и чувствуют себя в расстановке как те лица, которых они представляют, хотя ни сами заместители, ни терапевт не знают о них до расстановки ничего, кроме вышеперечисленных внешних фактов и событий.

Клиентов часто просто поражает, что заместители говорят то же самое, что и реальные люди, или проявляют те же чувства и симптомы, которые есть у реальных членов их семьи.

Из этого можно заключить, что реальные члены семьи тоже обладают знанием через участие, так что для их души ничто значимое из их семьи скрытым не остается. Она узнала это от него лишь незадолго до его смерти. Тогда же она узнала, что у отца были две сестры, которые погибли в концлагере. Эта женщина одну за другой сменила несколько профессий. Сначала это было сельское хозяйство, затем она занялась реставрацией старой мебели, пока не выбрала свою нынешнюю профессию терапевта.

Когда она стала наводить справки об обстоятельствах жизни своих погибших теток, выяснилось, что одна из них владела крестьянским двором, а другая — антикварной лавкой. Сама того не подозревая, она через их профессии последовала за обеими и таким образом установила с ними связь.

Силовое поле Чем это объясняется, остается загадкой. Руперт Шелдрейк путем многочисленных наблюдений и экспериментов доказал, что собаки своим поведением показывают, что сразу же чувствуют, когда их отсутствующий хозяин или хозяйка отправляются домой, а также сразу замечают, если это движение к дому оказывается прервано.

Они чувствуют это даже через континенты. Расстояния не имеют здесь, кажется, никакого значения. То есть должно существовать некое силовое поле, через которое они находятся в непосредственном контакте друг с другом. Мертвые Поведение заместителей в семейной расстановке и вместе с тем, разумеется, поведение и судьбы реальных членов семьи являются дополнительным свидетельством того, что они находятся в контакте с теми, кто давно уже умер.

Как иначе объяснить тот факт, что в одной семье в течение последних ста лет трое мужчин из разных поколений покончили с собой в возрасте 27 лет 31 декабря, а когда навели справки, выяснилось, что первый муж прабабки умер в 27 лет 31 декабря и, вероятно, он был отравлен этой самой прабабкой и мужчиной, за которого она потом вышла замуж? Душа Здесь действует нечто большее, чем силовое поле.

Здесь действует об-Щая душа, которая связывает друг с другом не только живых, но и мертвых членов семьи. Эта душа охватывает только определенных членов семьи, и по диапазону ее действия мы видим, кто из членов семьи в нее включен и взят ею себе на службу.

Начиная с рожденных позже, это 1 дети, включая мертворожденных и умерших; 2 родители и их братья и сестры; 3 бабушки и дедушки; 4 иногда тот или иной из прабабушек и прадедушек и даже еще более далеких предков; 5 все — и это имеет особое значение, — кто на благо вышеназванных членов семьи уступил свое место, прежде всего это предыдущие партнеры родителей или бабушек и дедушек, и все, чье несчастье или смерть принести семье какую-то выгоду или прибыль; 6 жертвы насилия или убийства, совершенного кем-то из более ранних членов семьи.

О последних двух группах я хотел бы сказать то, что позволил обнаружить лишь опыт последнего времени. В расстановках с потомками лиц, накопивших большие состояния, обратил на себя внимание тот факт, что у их внуков и правнуков были особенно скверные судьбы, которые невозможно было объяснить, исходя лишь из событий, происходивших внутри семьи. И только когда в расстановку были включены жертвы, чья смерть или несчастье стали ценой этого богатства, стал ясен тот масштаб, в котором действовали судьбы в этих семьях.

Примером тут были рабочие, погибшие при строительстве железнодорожной ветки или на разработках нефтяных месторождений, о чьем вкладе в накопление состояния и процветание предпринимателей никто не. Во многих расстановках с потомками убийц, например, эсэсовцев времен Третьего рейха, обнаруживалось, что их внуки и правнуки хотели лечь рядом с жертвами, поэтому для этих лиц была невероятно высока опасность самоубийства.

Решение для обеих групп заключалось в одном и том. Все члены семьи должны были посмотреть на жертв и отдать им должное. Они должны были склониться перед ними и оплакать. Только так их потомки могли обрести свободу. Здесь отчетливо видно, что эти члены семьи ведут себя так, словно у них одна общая душа, словно их взяла на службу некая общая вышестоящая инстанция, которая служит определенным порядкам и преследует определенные цели.

Любовь Во-первых, мы видим, что эта душа привязывает членов семьи друг к другу. Эта привязанность столь глубока, что ребенок испытывает желание уйти в смерть вслед за рано умершим отцом или матерью. Родители или бабушки и дедушки тоже иногда хотят уйти вслед за умершим ребенком или внуком, это стремление мы наблюдаем и у партнеров.

Когда умирает один, другой тоже часто не хочет больше жить. Уравновешивание Во-вторых, мы видим, что в семье на протяжении поколений существует потребность в уравновешивании прибыли и потерь.

Это значит, что те, кто оказался в выигрыше за счет других, платят какой-то потерей и тем самым восстанавливают равновесие. По этим счетам платят их потомки, которых семейная душа привлекает к восстановлению равновесия вместо их предков, чего они часто не осознают.

Приоритет более ранних Итак, семейная душа отдает предпочтение вошедшим в семью раньше по сравнению с теми, кто вошел в нее позже.

Это третье движение или порядок, которому следует душа семьи. Более поздний готов умереть за более раннего, если считает, что этим может предотвратить его смерть. Или он готов искупить незаглаженную вину кого-то из более ранних. Или дочь замещает бывшую жену отца и ведет себя по отношению к отцу как его партнерша и соперница по отношению к матери.

Если в отношении бывшей жены отца была совершена несправедливость, то дочь выказывает перед родителями чувства этой женщины. Полносоставность Тут обнаруживается четвертое движение и порядок, которому следует семейная душа.

Он следит за полносоставностью семьи и восстанавливает ее, замещая более ранних более поздними членами семьи. Я лишь кратко обобщил здесь движения семейной души и те законы и порядки, которым она следует. Решения Теперь вот какой вопрос. Как терапевт находит для клиента решение? Каков здесь феноменологический образ действий?

Он идет от близкого вдаль и от узкого вширь. То есть, вместо того чтобы смотреть исключительно на клиента, терапевт смотрит также на его семью, и вместо того чтобы смотреть исключительно на клиента и его семью, он смотрит на силовое поле и душу, которая их охватывает.

Поскольку очевидно, что и отдельный человек, и его семья вплетены в некое большее силовое поле и некую большую душу, которые используют их для чего-то большего, чем они сами, и берут их себе на службу. Точно так же проникнуть в проблему и увидеть возможные решения зачастую удается только в контакте с чем-то большим. Следовательно, если я хочу помочь душе клиента, я рассматриваю ее как управляемую семейной душой.

Если в моем поле зрения будет только клиент и его семья, я, может быть, обнаружу порядки и законы, которые приводят к переплетениям. Но в чем заключается решение, я пойму, только если найду доступ к силовому полю и тем измерениям души, которые выходят далеко за пределы отдельного человека и его семьи. На эти измерения души мы влиять не в состоянии. Мы можем только им открыться. Ибо когда речь идет о чем-то решающем, целительные и освобождающие образы, фразы и шаги мы получаем от этой души в подарок.

Терапевт открывается действию большей души, отказываясь от намерений и не оглядываясь на то, чего он, быть может, боится, включая страх неудачи. И тогда к нему внезапно приходит образ, слово или фраза, позволяющая ему сделать следующий шаг.

Но это всегда шаг в темноту. Только в конце становится ясно, что это был верный шаг, и шаг необходимый. Таким образом, феноменологическая позиция позволяет нам войти в контакт с этими измерениями души. То есть нам помогает скорее сосредоточенное не-действие, чем действие. Своим сосредоточенным присутствием терапевт помогает и клиенту встать на эту позицию и прийти к пониманию и силе, которые она дает.

Часто бывает так, что клиент не выдерживает этого понимания и снова для него закрывается. И с этим терапевт тоже соглашается, оставаясь сдержанным. Здесь он тоже не позволяет втянуть себя в переплетение с судьбой клиента и его семьи, претендуя на что-то внутренне или внешне.

Это может показаться жестоким, но опыт говорит о том, что какдля терапевта, такидля клиента каждое подаренное таким образом понимание несовершенно и преходяще. В заключение я еще раз вернусь к началу, к различию между научным и феноменологическим путем познания. Много лет назад я описал его в одной истории. Она называется Два рода знания Спросил ученый мудреца, как Единичное сосуществует с Целым и чем отлично знание о Многом от знания о Полноте.

Лишь через средоточье Множество становится действительным и важным, и Полнота его тогда нам кажется простой, почти что малой, спокойною, на ближнее направленною силой, что остается внизу и близко к несущему.

Поэтому, чтоб Полноту постичь иль поведать, мне нет нужды в отдельности все знать говорить, иметь, и делать. Кто хочет попасть в город, через одни ворота входит. Кто в колокол ударит раз, одним лишь звуком будит многие.

Тому, кто с ветки яблоко сорвал, не нужно в суть вникать его происхожденья. Мудрец и это опроверг. Та истина, что путь прокладывает дальше, нова и требует отваги.

Ибо исход ее, как дерево в ростке, в ней же самой сокрыт. И потому, кто действовать не смеет, желая больше знать, чем следующий позволяет шаг, тот упускает то, в чем сила. Ученый посчитал, что это только часть ответа, и попросил дальнейших объяснений. Но мудрец лишь головою покачал, поскольку Полнота сначала что бочка, молодого полная вина: Дать нужно время ему перебродить, пока оно прозрачным станет. Кто пьет его, не ограничившись глотком на пробу, тот, опьянев, теряет равновесье. Мудрость не приходит к ленивым О ведомости и технике в семейных расстановках Альбрехт Map В семейной расстановке чаще, чем в любой другой форме терапии, я встречался с феноменом ведущего нас знающего поля.

И до сих пор знающее поле остается для меня самым удивительным и поразительным в семейной расстановке. Именно на нем я и хотел бы сосредоточиться прежде.

При этом я, может быть, несколько бессистемно коснусь вопросов, относящихся к этой теме. Со временем мне стало ясно, что мудрость хороших решений в семейных расстановках зависит не только от нас, клиентов или терапевтов, она есть в энергетическом поле самой расстановки: Первым шагом к такому открытию и подобное случалось пережить многим из нас стало наблюдение за работой Берта Хеллингера.

Казалось, они с легкостью приходили ему в голову, я же не додумался бы до них. С одной стороны, это говорит о большом опыте Берта и его особой харизме. Но потом, уже в собственной работе с расстановками, я испытывал абсолютно то же самое: Так это мне удалось решение, это я — его автор?

Да, наверное, и я тоже, но, по существу, мной и группой воспользовалось нечто, чему мне следовало отдать должное. Потом это нечто, которое я назову пока знающим полем, особым и недвусмысленным образом меня с собой познакомило.

Довольно долгое время в начале каждой расстановки мне казалось, что на этот раз решения мне, наверное, не найти, что, может быть, все пойдет не так, как. Это было пронзительное, поначалу очень неприятное чувство бессилия, которое невозможно было объяснить просто моей неопытностью или какими-то фактами моей биографии. Нет, это нечто иное: С такой позицией, пусть она Даже очень деликатна, нас изгоняют из этого поля и полностью обезо-РУЖивают — до тех пор, пока мы не сможем позволить себя вести.

Помню, однажды во время путешествия в горы мы поднимались к приюту для альпинистов, и нашу маленькую группу обогнал, по всей видимости, альпинист-экстремал. Все свое снаряжение он очень эффектно нес на виду — на себе и подвешенным крюкзаку. Мимо нас оц прошел, во всеуслышание гремя всеми своими крюками и карабинами.

Наш старый проводник, усмехнувшись, посмотрел ему вслед и произнес: Чему-то подобному учит и силовое поле семейной расстановки: В маленькой истории Чжуан Цзы, великого поэта Дао, об этом говорится так: Вот пришел он на очень высокую гору и стал созерцать круговорот вечного возвращения.

И тут он потерял свою волшебную жемчужину. На ее поиски он отправил познание и не получил ее обратно. Он отправил на ее поиски проницательность и не получил ее обратно. Он отправил на ее поиски мышление и не получил ее обратно.

Тогда он отправил самозабвение. Что же такое это поле? И что может помочь нам прийти к тому самозабвению, которое является, возможно, самым эффективным нашим вкладом в успех расстановки? На этот вопрос я отвечу в три этапа, рассказав при этом, во-первых, кое-что о морфическом поле, во-вторых, об ориентированности на решение и, в-третьих, о квалификации, необходимой для работы методом расстановки. Так, вся природа, от фотона и снежинки, живых организмов и семей, вплоть до планет и галактик, организована с помощью полей, в сфере влияния которых соответствующая энергия каждый раз особым образом связывается и организуется.

Благодаря этим организующим энергетическим полям возникают формы как физических, так и духовных свойств всех явлений. Особенно важны здесь два тезиса: Для семейной системы и ее расстановки это означает следующее: Благодаря резонансу мы можем войти в контакт как с хорошей, так и с плохой составляющей этого знания.

Это означает, что они становятся зримыми, ощутимыми, короче говоря, воспринимаемыми. Их могут воспринимать все участники расстановки, кто, пребывая в чужом поле, готов открыться этим феноменам резонанса. То есть поле отвечает нам на том уровне, на котором мы задаем ему вопрос. Мы вступаем во взаимодействие с ним там, где находимся сами: Кто знает, может быть, все-таки участвовал — некое знающее поле, которое открывается ему, когда он, собравшись, открывается этому полю.

Небольшой пример Женщина делала расстановку своей нынешней семьи по поводу недержания мочи у ее летнего сына. Она привыкла самостоятельно справляться со всеми тяготами, которые ложились на ее плечи, поскольку ее родители страдали хроническими нервными заболеваниями. И теперь, в расстановке, она увидела, что взяла на себя слишком много, что ей нужна поддержка, и МУЖ ей с радостью эту поддержку оказывал.

Когда летний сын увидел эту картину, он оживился и просиял — и поле просто вложило мне в уста слова, в которых заключалось решение: Терапевт, занимавшаяся с этим мальчиком, использовала этот образ-решение в качестве образца для своей дальнейшей работы. Потом она рассказывала о заметном улучшении у мальчика. Я хочу лишь вкратце об этом напомнить.

Секреты психологической войны (цели, задачи, методы, формы, опыт).

На этом фоне, действующем, как мне кажется, подобно сильному, ясному и гармоничному основному аккорду, в начале семинара по семейным расстановкам я говорю исключительно что-то вроде: Меня по-прежнему поражает воздействие этого фона и этих нескольких слов. Мне кажется, это как призыв к Божественному благословить предстоящую работу. Или, в терминах поля: Группа создает удивительную стойко-несущую и уважительную атмосферу, какой я не видел в других контекстах, например, групповой динамики или анализа.

Для меня это одна из важных причин, по которым я так люблю эту работу. Одновременно это и пример холистического характера системы, где решение для одного всегда является импульсом к переменам в целом. И, в конце концов, это пример эффективного обращения с решением. Женщина 30 лет не имела никакого контакта с отцом с тех пор, как развелись ее родители ей было тогда пять лет.

Она росла с матерью, у которой любое упоминание об отце всегда вызывало сильную ярость и отрицание, так что дочь об отце практически ничего не знала. В расстановке она нашла свое место рядом с отцом, там ей было комфортно, о чем она сказала матери, и та, в лице заместительницы, совершенно спокойно с этим согласилась. Так как теперь не хватало важной информации об отцовской линии, дочь решила позвонить по этому поводу матери, но очень боялась, ожидая ее обычной бурной реакции.

Два часа она в нерешительности топталась около телефона, затем остановилась и еще раз восстановила в памяти пережитый в расстановке опыт: И тогда, в контакте с этим переживанием, она набрала номер. Она сказала матери, что участвует в курсе семейной терапии, и попросила ее рассказать что-нибудь о семье отца. И с другого конца провода совершенно спокойно прозвучало: Другими словами, одной из важнейших и эффективнейших интервенций при поиске решения является не-знание.

Поэтому я готов сказать и так: В расстановках часто случается так, что мы не знаем, что делать дальше, мы не имеем об этом ни малейшего представления и блуждаем в потемках, и это как раз самые плодотворные моменты. Тогда мы вместе со всеми нашими представлениями, желаниями и надеждами поневоле отступаем назад и таким образом оставляем поле свободным для собственного решения этого поля, этой семьи.

Если сказать об этом искренне и не манипулятивно, то это звучит так: Это значит отказаться от того, чтобы вести расстановку самому, что часто становится началом ведомости системой и ее полем.

И тогда через некото-Рое время растерянности поле обычно дает о себе знать через кого-то из участников расстановки: Приведу пример Один участник недавно занял место заведующего отделением зависимостей в клинике нервных заболеваний в одной из новых федеральных земель. Он делает расстановку коллектива руководимого им отделения На первом и единственном пока общем собрании он сталкивается с тем, что коллектив в шоке из-за недавно случившегося самоубийства одного пациента, бывшего офицера госбезопасности ГДР.

Сначала в расстановке никак не удается найти решение, и прежде всего не получается воздать уважение и вес руководителю отделения и цели — эффективному лечению страдающих зависимостями пациентов. Все участники напряжены, подавлены, и все попытки перестановок практически ничего не меняют. Я говорю, что не могу найти никакого решения, так как не вижу, что здесь могло бы помочь коллективу и заведующему.

Спустя некоторое время, в течение которого напряжение не спадает, заместитель, представляющий в расстановке врачей-ассистентов, говорит: В том числе мы ставим тень заведующего — его собственную беду или переплетение. Когда все участники на мгновение кладут на свои тени руки — что для некоторых очень нелегко, — наступает мир и тишина. Теперь коллектив мог увидеть и признать руководителя и цель. Через восемь недель после той расстановки заведующий сказал мне, что ему по-прежнему нелегко ездить на эту работу, но образ тени его успокаивает и приносит облегчение, тень стала для него добрым спутником.

В первый раз с момента вступления в должность началось что-то похожее на работу: Думаю, хорошо, что я тогда действительно не знал, что делать. Это и есть то, что я воспринимаю как мудрость расстановки — мудрость, находящую нас, когда мы сами найти ее уже не способны. Итак, под самозабвением, этой важной составляющей ориентированности на решение, я понимаю прежде всего большое, деятельное доверие к группе и к знающему полю расстановки, сообщающему о себе в ощущениях заместителей.

И еще терпение, которому мы учимся не столько у людей и вещей, дающих нам подтверждение, сколько у тех, кто занимает противоположную позицию и разочаровывает нас чем-то неожиданным.

Недавно на семинаре впервые присутствовала моя жена и наблюдала меня в работе. Во время первого перерыва я с ожиданием спросил ее о впечатлениях и был довольно обескуражен ее ответом. Приходит саксонец в магазин и просит глобус. Продавец приносит ему глобус, но, на взгляд саксонца, он слишком велик.

Ему приносят другой, поменьше, и тот тоже оказывается слишком большим, как и третий, который принес ему продавец. В конце концов, покупатель заявляет: Теперь я подхожу к последнему пункту, который причисляю к ориентированности на решение, и это нечто очень деликатное. В первую очередь мы должны испытывать к ним благодарность, ибо, если решение выливается в подобный религиозный опыт, мы знаем, что на этот раз достигли Цели.

Какой квалификацией нужно обладать, чтобы правильно обращаться со знающим полем и его силами? Американский инженер Томас Эдисон, которому мы, помимо прочего, обязаны лампочкой накаливания, микрофоном и граммофоном, сказал однажды о возникновении важных изобретений и открытий так: Очень похожа на это высказывание одна буддистская поговорка: Так я добрался до первой части своей темы: Теперь вернёмся к нашему списку. Алекс и Эйли в Гаване. Они там на своём месте. В принципе, через некоторое время Айсберг вполне способен будет тебя заменить.

Пока что рано он ещё не готов. А подготовить из него себе замену твоя задача. Как думаешь, Паладин, сколько на это времени понадобится? Месяц, полтора, два сколько потребуется, столько и будем натаскивать.

Я уже понял, что слишком скорой замены мне не светит и оставлять дела на неготового к этому человека не буду… Туфту не гоним, майн фюрер! Гнать надо чтонибудь другое. Но список я всё равно закончу. Остался у нас Князь… комментарии излишни. Барт в командирах это даже он сам не поймёт! Да и работы по специальности у него сейчас выше головы. Ах да… ещё и Викинг… который будет твоим заместителем, а ещё начальником базы "Замок". Вы все сами догадаетесь почему именно так и будет? А что тут гадать Симона Дебре… Миледи, както несвойственно ей, мягко и искренне улыбнулась.

Давайте не будем им мешать, ладно? В концето концов, блин! Война войной, а любовь, она без расписаний… Капитан принялся набивать трубку. Тот, уже приподнявшийся было с кресла, сел обратно. Валькирия переглянулась с Миледи и, рассмеявшись, обе исчезли за дверью. Продолжения я всё равно не помню, посмотрел на Эрка Паладин, поэтому выкладывай.

Спать хочется… Сейчас перехочется. Читай, Капитан протянул ему листок бумаги. Текст был… отпечатан на принтере! Не понял… А это список того, что из себя представляет эта самая "помощь", следующий лист бумаги был исписан от руки ровным почерком Капитана… Киборг впился в него взглядом.

С каждой прочитанной строчкой на его лице всё явственней проступало "А ну ни хрена ж себе!!! Эрк молча ждал, пока Паладин не окончит чтение, а затем спокойно продолжил: В одном из складов. Он как раз решал, какой из них ещё можно занять под мастерские. И наткнулся на груду ящиков. В смысле заводская упаковка.

Причём за пару дней до того он уже был на этом складе никаких ящиков там не. Боцман умный парень, потому и не стал никому говорить дождался.

Мы вдвоём их просмотрели и пересчитали то, что там было результат видишь. Обо всём этом теперь знают трое. Ну, как, всё ещё хочешь спать, или уже нет? Да какой тут теперь, на фиг, может быть сон… И какие у тебя мысли по поводу "Что бы это значило? Ты же у нас аналитик, а я так, постольку поскольку… за неимением лучшего сойдёт. Чтото в основном именно ты меня тычешь носом в ошибки, а не наоборот, тебе так не кажется, а?

И достаточно часто… Искать дыры и ляпы в чужих выводах гораздо проще, чем самому делать эти выводы. К тому же, я привык к быстрым решениям при минимальной оценке ситуации, а не к анализу данных. Специфика работы… Да, ты уже говорил, как там… "Если долго решать решить не успеешь. Но, тем не менее, аналитик ты тоже на уровне… А всётаки? Свою версию я тебе выдам, но сначала хочу услышать твою все данные у тебя.

Я и сам знаю не больше тебя… Нас с кемто спутали. В принципе, если это "портальщики", а больше вроде бы некому инопланетянто мы отвергаем, правда? Бластеров… или чегото подобного, мы в "посылке" не нашли, хмыкнул Эрк. Только всякое железо "мэйд ин холодная война"… Вот. Они получили от когото заказ на доставку и… чутьчуть ошиблись с местом. Может, наши файлы, в смысле наш и когото ещё, у них по соседству.

Выводы у нас с тобой один к одному. Только у меня одна поправка. Если исходить из того, что было в "посылке", то не "им заказали доставку", а, скорее всего "они заказали работу". И послали для неё "инструменты"… Поясника ход своих мыслей… Ты же прочёл полный список того, что было в "посылке"?

Довольно странный набор, правда? Для этого времени очень странный! Но только если рассматривать его просто как список оружия и боеприпасов. Скорее даже для двух или трёх, причём таких, которые не должны быть никем между собой связаны.

Прикинь сам… Так, что там по списку. Пятьдесят АКМов, столько же М16х, причём старых, первой модели, десять пулемётов самых различных типов… Каких именно?

Причём патронов, и тех и других на один хороший, долгий бой с небольшим запасом. Да ещё ко всему и одноразовые гранатомёты сорок "Мух" и "Шмелей"… Кодовое слово одноразовые… все, кроме пяти РПГ… Да, но они тоже вписываются в концепцию. Выстрелов к ним всего по восемь. Плюс тысяча ручных гранат, как раз на группу в сто сто двадцать бойцов… или на пару операций для вдвое меньшей группы… А гранаты тоже вещь одноразовая.

Патронов к ним больше. К тому же, когда эти закончатся, можно местные использовать… так что, скорее всего именно в качестве оплаты… Что делать будем? Если нас пасут, а в то, что "хозяева" нас не пасут я, после подобных "подарочков", не поверю хоть ты меня стреляй… да и запись вспомни слишком много подробностей они о нас знали, то эвакуация не поможет.

А полученное барахло будем использовать. Знаем только мы трое. Не надо о "посылке" распространяться. Для остальных всё это "хомячки" притащили… Если мы не будем это афишировать, подхватил Паладин, то есть неплохой шанс, что "портальщики", обнаружив пропажу, подумают, что был какойто сбой при переброске правильно, кстати, подумают и простонапросто на своём синтезаторе отштампуют новую партию.

Им это раз плюнуть… Да. К тому же, улыбнулся Эрк, я никогда не мог заставить себя отказаться от халявы. Хотя мысль утопить "посылку" мелькала… Короче, не заморачиваемся и делаем невинный вид. Как будем использовать всё это, чтобы не засветиться ты уже решил?

И, кстати, почему ты мне всё это рассказал, спасибо, конечно, но всётаки почему? А использовать будешь. Часть мы таки на фиг утопили то, что я посчитал бесполезным. На дно бухты ушли все М16 и "Негев". Ещё коечто гранаты и гранатомёты сложим на склад.

И временно про них забудем до какогонибудь подходящего случая. Хотя… наверное, ручные гранаты можешь потихоньку расходовать. Они, всётаки, не такая явная засветка, как "трубы". Так, что у нас в остатке… Киборг заглянул в список… Я и так помню.

Два "Миними" и G23й, к ним почти тридцать тысяч патронов. Четыре ПКМа грифоновский и три новых. Потому что РПК не самый лучший пулемёт. В сущности вообще не пулемёт, а просто "калаш" с длинным стволом.

Единственные его преимущества дешевизна и технологичность, что для нас никакой роли не играет. Толкуто нам в этом? Да, три… "Хомячки", они звери находчивые… что угодно найдут только бы за это деньги платили! Оружие, кроме гранатомётов, я предлагаю перевезти в "Замок". Основная западная база всётаки именно тут… Знаешь, а я ведь хотел тебя просить хоть пару пулемётов здесь оставить, но уж теперьто в этом никакого смысла.

У нас их сейчас, если "гатлинги" тоже считать за пулемёты, останется больше, чем с вами уедет… Так. Говорю это сейчас чтобы ты был в курсе. Я, перед отъездом, назначу тебе начальника штаба… Догадался, кого назначу? А тут и гадать нечего. Билли повернулся на знакомый голос.

Возле его постоянного столика в "Пивной Гроллера" стояло трое. В форме швейцарской армии. Капитан и два майора. Одного из майоров он знал тот был "военпредом" на SIGe.

Остальные двое были незнакомы но, судя по всему, как раз и хотели познакомиться… Присаживайтесь… герр Фогель. И вы тоже, господа. Ковбой, вспомнив, после небольшой заминки, фамилию "военпреда", указал на пустые стулья. Мысль о том, что господа офицеры подошли к его столику просто так, поболтать, он отбросил сразу, как абсолютно идиотскую.

Сегодня их целый день испытывают на полигоне. А вечером к столику "изобретателя" подсаживаются три офицера местной армии. Вы поверите в то, что это простое совпадение? Ну и наивный же вы после этого человек… Разрешите мне представить вам моих прежних сослуживцев и старых добрых друзей, герр Коуби, продолжал, усевшись, Фогель… "Врёшь, зараза! Не знаю как насчёт "сослуживцев", но про "друзей" ты точно врешь, майор. Ты же боишься этого, второго, майора до дрожи в коленках.

А на его спутника, наоборот вообще не обращаешь внимания…", думал Билли, внимательно разглядывая незнакомцев. Они очень хотели с вами познакомиться и я… Добрый вечер, господа, перебил его Ковбой, внимательно при этом глядя на "майора". Приятно познакомиться… Он вспомнил! И теперь просчитывал варианты. Реальных, по большому счёту, было два. Или играть по ИХ правилам… то есть, продолжать комедию.

Мне кажется, он уже выполнил своё задание, и теперь в его присутствии здесь нет никакой разумной необходимости, не так ли? Дома его ждёт жена… "Майор" кивнул.

Его лицо при этом оставалось абсолютно непроницаемым. Но Фогель, после этого небрежного движения головы исчез практически мгновенно, так что Ковбою показалось телепортировался. Капитан с трудом сдерживал смех. А кто у нас может не бояться Специального Армейского Бюро? В своём мире я бы сказал только человек из другой, не менее мощной Конторы. Или ты из Другой Конторы, капитан, или… у тебя чистая совесть.

Такое здесь и сейчас тоже бывает! Причём в армейской среде, среди офицеров даже достаточно часто…". Что ж, герр Коуби, если мы так быстро закончили первую часть нашей встречи, то, может, мы покинем это, без всяких сомнений, уютное заведение и продолжим наш разговор там, где не настолько многолюдно?

Голос у Дюваля был мягкий, располагающий… профессиональный. Такой голос у неподготовленного собеседника должен вызывать доверие… Ага, щас! Ковбой улыбнулся и встал изза стола… Я, в отличие от вас, не заканчивал Сорбонну… Дюваль поморщился.

Ну откуда полковнику знать, что его не слишком афишируемая в этом времени биография "дома" стояла у Ковбоя на книжной полке рядом с другими книгами о спецслужбах XIX века. И "уйдёт" его его же племянник… Жерар Ларонье. Который потом будет подстилать созданную "Старым Дювалем" организацию под всех, кого будет бояться.

А бояться он будет. Ибо полковник тебе не поверит и правильно сделает…". Вы, в сущности, предъявили мне ультиматум… Я просто предложил вам выбор, мистер Коуби… Интересный выбор, месье Дюваль! Или я получаю не то, что мне положено по контракту четверть выпуска продукции, изготовленной по моим патентам в течение года, а половину от выпуска первого полугодия.

При этом вместе со мной на Кубу отправляется рота капитана Раума. Вооруженная такими же самыми пулемётами, что я повезу с. Доставку остальных, принадлежащих мне по контракту, изделий в любое место по моему выбору вы берёте на. Так же как доставку пополнения для капитана и его роты. При этом вам абсолютно всё равно, на чьей именно стороне будут воевать ваши солдаты.

Или я вообще не получаю ни одного пулемёта, несмотря на контракт и патент, а намертво увязаю в долгом судебном процессе… который, конечно, выиграю, но очень не скоро… когда будет уже поздно. Действительно "предложение, от которого невозможно отказаться".

С одной стороны большой и вкусный торт, а с другой большая и тяжелая палка… Это несколько упрощённая трактовка моих слов… Но точная. А теперь я попросил бы вас ответить на один вопрос… и от вашего ответа зависит мой выбор. Что вам нужно ЕЩЁ? КРОМЕ испытания нового оружия в боевых условиях и получения боевого опыта вашими солдатами… А почему вы решили, что нам нужно чтото ещё?

Да бросьте вы, месье Огюстен… я слишком много о вас знаю. И не надо сейчас думать о том, как ликвидировать слишком много знающего меня я не один такой, а они не простят! В любых ваших действиях всегда есть даже не двойное, а тройное дно.

На третье я не претендую, но второе хотел бы увидеть… "Если биограф не слишком наврал", глядя на размышляющего Дюваля, думал Билли, "то сейчас он вскроет карты! Опятьтаки, если поверить биографу… а уж дочьто и ближайшая помощница!

Тому, что она написала о ваших операциях, можно и не верить, но вот характеристика личности "папы" из её книги, пока полностью соответствует тому, что я вижу перед. И на это вся надежда… Потому что я пошел вабанк!

Знаете, Коуби, улыбнулся Дюваль, а ведь ваше нахальство мне нравится! Я не верю, что за вами стоит какаято серьёзная организация… а даже если и так я не верю в её силу. Но отвага заслуживает поощрения… "Бинго! Даже под дулом револьвера! Нашей стране надоело прозябать на задворках мировой истории, Уильям. Пора ей выходить на другой уровень мы слишком долго сидели в горах… Швейцарии нужны колонии? Друзья, а не должники… некоторые никак не могут этого понять, но речь сейчас не о.

То, что я вам предложил рука дружбы, а не ультиматум… ультиматумом это станет, если дружба будет отвергнута. Не поверю, что вы не знаете, на чьей стороне воюют ваши друзья. Потому что я знаю на чьей!

Вы тоже это знаете. Эта сторона нас устраивает. Кантоны слишком долго дрались за свою свободу, чтобы отнимать её у других… любым способом. И слишком долго считали, что они одни против всех остальных… и не искали друзей. Каков будет ваш выбор? Ковбой вспомнил, что об этих идеях отца Элиза Дюваль тоже писала… а вот он ей не верил… наверное зря!

А раскладто получался в итоге очень интересный. Мой выбор торт… вы поняли, что я имею в виду. Думаю, что с завтрашнего дня вам и вашим солдатам, капитан Раум, необходимо начать обучение на полигоне SIGa.

У нас не так уж много времени… Когда гости, обсудив все вопросы, уже попрощались и уходили, Билли всётаки решился и придержал в дверях за рукав Огюстена Дюваля… Полковник… вы можете меня не послушать это ваше право, но… я вас очень прошу не берите в своё Бюро на работу вашего племянника Жерара.

А если уже взяли то немедленно увольте его ко всем чертям! Причём не в СантьягодеКуба, что ещё можно было бы вытерпеть город всётаки, а в этой, каррамба, зачуханной и всеми забытой деревушке. Ну и что, что ты капитан, а должность у тебя майорская? Положенное жалованье и капитанскоето не всегда вовремя выплачивают, а о надбавке за лишнюю работу и говорить не стоит ты её ни разу не. Зато вот повстанцев ты видишь регулярно… и хорошо, если через прицел.

Эти чёртовы "патриоты" тоже целиться умеют и не намного хуже твоих солдат! А их кавалерия это вообще кошмар какойто!